События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Создателей пороха для «катюш» везли в Казань под конвоем

26 января 2005

На Казенном предприятии «Казанский пороховой завод» готовятся к презентации фейерверочных изделий. Первым своим фейерверком здесь собираются отметить 60-летие Победы в Великой Отечественной войне. Со времен Екатерины II завод (основанный именным указом императрицы) занимался выпуском боеприпасов, так что пороховикам было не до пиротехники.

- Для нас 9 Мая — особый праздник, — говорит председатель профкома казенного предприятия Раида Галиакберова. Четыре года люди, опухшие от недосыпания и голода, трудились по 12 часов в сутки. Без единого дня отдыха! Выполняли мобилизационный план производства и отгрузки пороха на пределе морального и физического напряжения. Завод первым в стране разработал и освоил порох к реактивным снарядам секретной установки «катюша».

О том, как разрабатывались заряды для «катюш», наводивших страх на немцев, многие рабочие узнали, оказывается, лишь через несколько лет после войны. Завод был сверхсекретным предприятием, по его периметру в августе 1941-го были установлены четыре зенитные батареи — для защиты от воздушного нападения. А все, что делалось за оградой предприятия, считалось государственной тайной. Кстати, энкавэдэшники установили на заводе контроль еще до войны, когда было создано особое техническое бюро — ОТБ-40, в котором разрабатывались прогрессивные технологии и специальное оборудование для производства пороха.

Вначале в бюро работали молодые инженеры, для которых оно стало своего рода академией. Но началась война, нужно было срочно создавать новую технику. А создавать-то и некому: эрудированные и опытные пороходелы и ученые, обвиненные во вредительстве, сидели в тюрьмах или отбывали срок в сталинских лагерях. И тогда в НКВД принимают решение — отобрать из тюрем и лагерей «спецконтингент» для работы в ОТБ-40. Со всей страны везли в Казань специалистов под конвоем.

- Вернулись и бывшие технические руководители нашего завода: репрессированные Путимцев, Фридлендер, Швиндельман, Штукатер, Шапиро, Воробьев, Михайлусов, Силаев, Рябов, Приходько, Поляков и другие, — рассказывает советник генерального директора предприятия Борис Лившиц. — Из Бутырок вызволили и 67-летнего Владимира Шнегаса, окончившего до революции Михайловскую артиллерийскую академию. Он руководил нашим заводом в 1918 году, восстанавливал его после катастрофы и оккупации белочехами. В 1932 году его репрессировали, потом амнистировали и даже наградили за хорошую работу легковой машиной, а накануне войны снова обвинили во вредительстве. Но и особое техническое бюро оказалось для них той же тюрьмой, где отбывали заключение. Специалистов никуда не выпускали, они работали и ночевали на предприятии. Если были какие-то успехи, то их не разглашали, а неудачи расценивались как злой умысел. Единственную отдушину работники бюро, судьба которых была очень трагичной, видели в своих творческих находках.

В конце 1941 года поиски ОТБ-40 увенчались успехом: созданные им новые марки пироксилинового пороха для реактивных снарядов прошли испытания и были приняты к производству. А летом 42-го изготовление новых марок пороха для «катюш», которые по маневренности превосходили немецкие реактивные системы, составило тридцать процентов от общего объема производства пороха на заводе.

На предприятии ходили слухи, что разработчиков представят к наградам и, может быть, даже досрочно освободят. Но ведущий специалист ОТБ-40 Владимир Шнегас умер в 1943 году за рабочим столом — от инсульта, так и не дождавшись освобождения и никакого поощрения. На заводе не знают даже, где он похоронен. Пытались найти его могилу, да так и не нашли, видимо, ведущего специалиста похоронили как врага народа.

- То, что было сделано Шнегасом, заслуживает целой книги. Жизнь проверяла этого благородного человека, выдающегося специалиста и организатора, на прочность, — говорит Борис Лившиц.

Другим репрессированным специалистам ОТБ-40 повезло больше. Так, через месяц после смерти Шнегаса на завод пришло решение Президиума Верховного Совета СССР о награждении Николая Путимцева, возглавлявшего группу разработчиков пороха для «катюши», орденом Красной Звезды и досрочном освобождении. Был досрочно освобожден и бывший главный технолог завода Ростислав Фридлендер. Его тоже наградили — орденом Трудового Красного Знамени. Но после войны Фридлендер прожил всего один год. Как написано в книге, посвященной 210-летию Казанского порохового завода, возвращаясь с работы, он упал на автобусной остановке. Попутчики перенесли его на руках в заводоуправление, где он скончался от инсульта.

В архивах сохранились документы, свидетельствующие о том, что в условиях военной перестройки на предприятии были большие производственные издержки. На смену профессиональным рабочим, ушедшим на фронт, пришли пенсионеры, подростки и мобилизованные из сельских районов девушки. И не случайно в 1941 году на заводе произошло 397 несчастных случаев — самое большое количество за все годы войны.

Валентина ПАХОМОВА, Газета «Вечерняя Казань»


Другие новости раздела


30 ноября 2021 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Обратная связь
Разделы