События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Гран-при «Золотого минбара» получила российская кинолента

06 октября 2009
Гран-при «Золотого минбара» получила российская кинолента

«Каждый раз убеждаюсь, что самое интересное в кино — это фильмы «про жизнь», про простых людей, и таких фильмов в этом году на »Золотом минбаре« было большинство», — сказал, вручая Гран-при, председатель жюри V Казанского международного кинофестиваля мусульманского кино «Золотой минбар» кинорежиссер и кинодраматург Али Хамраев.

А главный приз нашего кинофорума, торжественно закрывшегося в минувшее воскресенье в «Пирамиде», достался фильму Веры Глаголевой «Одна война», и это было единодушное решение жюри, вызвавшее шквал аплодисментов.

Судите честно!

Как сообщили члены жюри на предваряющей церемонию закрытия пресс-конференции, уровень отобранных на фестиваль лент был достаточно высок, за что отдельное спасибо отборщику «Золотого минбара» господину Шлегелю, который — приятная деталь — является также отборщиком Венецианского фестиваля. Награды «Золотого минбара» в этом году распределились так: специальный приз международной организации «ТЮРКСОЙ» «За вклад в развитие кинематографа тюркского мира» получил фильм из Узбекистана — «Юрта» режиссера Аюба Шахобуддинова.

Награды от Гильдии кинокритиков — традиционной статуэтки слона — в этом году удостоилась картина «Снег» (Босния — Герцеговина, Иран, Германия, Франция). Так же награды Гильдии, которую вручила кинокритик Светлана Хохрякова, была удостоена киновед из Татарстана Елена Алексеева за книги по истории кино нашей республики. Обладателем приза за лучший неигровой фильм стал режиссер Ференц Молдований из Венгрии — за картину «Другая планета». Победителем в номинации «Лучший короткометражный фильм» была признана картина «Дочь Мариам» из Объединенных Арабских Эмиратов.

В главной номинации «Игровой фильм» награды распределились следующим образом. Приз за лучший сценарий игрового кино получили Аида Бегич и Ноэми де Лаппарен, создавшие драматургическую основу фильма «Снег». Лучшей операторской работой было признано творчество Али Мохаммада Гасеми из Ирана (картина «Свет в тумане»). Актрисе, участвовавшей в том же фильме, — Париваш Назаривех — достался приз за лучшую женскую роль, который вручил Валентин Гафт. Ну а когда выяснилось, что награду за лучшую режиссерскую работу получил именно режиссер «Света в тумане» — Панахбархода Резаи, то стало понятно: эта картина собрала больше всего наград фестиваля. Актерский ансамбль Азгара Шакирова, Рината Тазетдинова и Равиля Шарафеева получил из рук Льва Дурова призы за лучшую мужскую роль в фильме Рамиля Тухватуллина «Орлы».

Специального приза телекомпании «Исламский мир» удостоился фильм «Истина» (Саудовская Аравия).

Завершилась церемония награждения вручением специального приза Президента РТ Минтимера Шаймиева «За гуманизм в искусстве». В этом году его получил польский неигровой фильм «Воздушные змеи» режиссера Беаты Дзянович. Она, кстати, получила и награду за лучшую режиссуру в неигровом кино. Приз Президента РТ вручила вице-премьер — министр культуры РТ Зиля Валеева.

На пресс-конференции жюри его председатель Али Хамраев отметил, что на комиссию было оказано давление: перед началом прозвучало напутствие «судите справедливо», что и было исполнено. Еще не зная о том, что Гран-при будет присужден российской ленте, журналисты поинтересовались: не размываются ли границы фестиваля присутствием «немусульманских» фильмов? На что Али Хамраев ответил, что самое страшное — это ограниченность, и если отгородить ислам от остального мира, от остальных религий, то так недолго дойти и до фундаментализма, а посему «Золотой минбар» будет принимать для участия в программе все картины, исповедующие гуманизм. Кстати, Хамраев опередил закономерный вопрос: почему фильм «Совокупность лжи» Ридли Скотта не получил ни одного приза ни в одной номинации? Как пояснил председатель жюри, лента давно уже идет в прокате и получила ряд наград, «Золотой минбар» же сориентирован на авторское кино. Такие ленты, как «Совокупность лжи», имеют право на существование на Казанском фестивале, но только в номинации «Информационный показ», как практикуется на ряде крупных международных кинофестивалей.

По мнению члена жюри, кинокритика Светланы Хохряковой, собрать достойную фестивальную программу чрезвычайно сложно, каждому фестивалю хочется быть первооткрывателем, но в их числе традиционно находятся Каннский, Венецианский, Берлинский. «Минбару» соперничать с ними невозможно, но фестиваль нашел свою нишу, находит достойные ленты, делая уклон в сторону авторского кино, не гонясь за коммерческими лентами, предпочитая им подлинное искусство, что заслуживает уважения.

Вера Веры

Фестиваль в этом году был короче обычного, возможно, причиной послужил пресловутый кризис. Может быть, эти сжатые сроки, как это ни парадоксально, пошли форуму на пользу. Стал он более динамичным и деловым. Просмотры чередовались с пресс-конференциями, «круглые столы» — с Днями национального кино. Очень стабильно и грамотно работал пресс-центр, в котором было аккредитовано более ста журналистов. Прямо скажем, что сравнение можно сделать не в пользу прошлого года, когда пресс-центром руководили «варяги», вносившие нервозность в работу журналистов.

Просмотры в этом году проходили в культурно-развлекательном комплексе «Родина», заново отстроенном и практически необжитом, что усложняло работу. Те, кто приезжает на «Минбар» уже не первый год, с грустью вспоминали уютные залы «Сувар-Плазы», где легко можно было и перекусить, и пообщаться с коллегами в симпатичном закутке. Возможно, когда-то и «Родина» станет таким местом, но пока это дело будущего. Но был у «Родины» и один плюс — одни и те же фестивальные фильмы в этом кинотеатре демонстрировались в двух залах одновременно, что давало возможность посмотреть их большему количеству зрителей.

Фильм Веры Глаголевой «Одна война» демонстрировался так же сразу в двух залах, и в них обеих был аншлаг. Перед началом в зал вошел, обдав запахом дорогого парфюма, Арманд Ассанте — красивый, благополучный актер из Голливуда. Кстати, в день закрытия фестиваля наш гость отметил свое шестидесятилетие, с чем его поздравила, вручив подарок, Зиля Валеева. Тогда на просмотре мелькнула мысль: вряд ли он поймет и примет фильм Веры Глаголевой, настолько далеко от американских реалий находятся проблемы русских женщин-репрессированных. Позже оказалось, что я была несправедлива к Ассанте.

«Одна война» — малобюджетное кино, стоимость фильма, по словам режиссера, всего миллион долларов. Снимали ленту на островке на Ладожском озере всего месяц. Группа жила в одном из прибрежных городков и каждое раннее утро отправлялась на остров на арендованном катере. Причем — вот уж мистическое совпадение — снимать начала 8 мая прошлого года, а действие фильма начинается 8 мая 1945 года.

…Небольшой каменистый остров в северном море, на котором застряли пять женщин — «врагов народа» и пять детишек. Дети рождены от оккупантов. Женщин никто не охраняет — куда бежать, когда кругом холодное море? Так, приглядывает за ними хромой капитан — бывший энкэвэдэшник (Александр Балуев). Балуев — единственный известный артист, которого взяла в свою ленту Глаголева. Это было для нее принципиально: в фильме не должны были появляться «сериальные» актеры.

А те, что не работают в «мыльных» операх, выдали такой исповедальный уровень игры, что в зале рыдали даже мужчины. И столкнувшись возле выхода из зала с Армандом Ассанте, я поначалу не узнала красавца из Голливуда: Ассанте словно постарел на несколько лет, перехватив мой взгляд, актер показал рукой на сердце и покачал головой…

«Одна война» действительно разрывает сердце. Вера Глаголева, дав такое название ленте, словно говорит: война была одна на всех, все, кого она задела — ее жертвы, И эти несчастные женщины, и их изначально обездоленные дети, у которых, скорее всего, нет нормального будущего. Ах, война, что ты сделала, подлая…

Естественно, публика с нетерпением ждала ленту Рамиля Тухватуллина «Орлы», сценарий к которой написал один из самых интересных татарстанских драматургов Мансур Гилязов, а главные роли исполнили Ренат Тазетдинов, Равиль Шарафеев, Асгар Шакиров — все актеры Камаловского театра.

Это трио работает прекрасно, не случайно актеры были удостоены приза в номинации «лучшая мужская роль». Что до самого фильма, то при откровенной лирической стихии, при ряде очень трогательных эпизодов, в нем нет, на мой взгляд, большой глубины. Иногда же режиссеру и вовсе изменяет чувство меры, и он становится клубнично-сентиментален.

Вообще был прав Али Хамраев, сказав, что нет ничего интереснее фильмов про простых людей и их жизнь. Именно такие ленты в большинстве случаев и были представлены в конкурсной программе, которая избежала блокбастеров. «Свет в тумане», «Снег», «Юрта» — это все такие фильмы. Наверное, далеко не все фильмы, представленные на Казанском кинофестивале, будут кассовыми, но то, что в этом году нам было показано хорошего уровня авторское кино, — это бесспорно. И еще: пять лет — совсем небольшой срок для кинофестиваля. Но «Золотой минбар» уже четко заявил о своей направленности: «Через диалог культур — к культуре диалога», и это не декларация. Диалог культур, если брать во внимание награжденные фильмы, состоялся и был услышан зрителями.

Фраки и хиджабы

Впервые в этом году на фестивале, помимо просмотров, «круглых столов» и Дней кино, прошли мероприятия, которые органично вписались в фестивальную тематику и могут претендовать на то, чтобы стать ежегодными. Во-первых, это авторский проект Альфии Рахматуллиной «Он видел путь народов и веков», посвященный Льву Гумилеву. Первое октября — день рождения Льва Николаевича, в этот день участники и гости фестиваля принесли цветы к памятнику ученому на Петербургской улице. А через два дня в БКЗ имени С.Сайдашева прошел литературно-музыкальный вечер, посвященный Льву Гумилеву и его наследию, который вместе с Рахматуллиной организовала заведующая мемориальным музеем-квартирой Льва Гумилева Мария Козырева. Кстати, Мария Георгиевна хорошо знала известного тюрколога, познакомившись с ним в 1963 году. Участие в вечере принимали и казанские артисты. И такой синтез науки, литературы и кино стал украшением «Минбара».

Во-вторых, мини-сенсацией фестивальных мероприятий стал Первый международный конкурс мусульманской моды «Исламик-фешэн». Он был объявлен в прошлом году, и финальный показ несколько раз переносился, но вот на «Золотом минбаре» дефиле финалистов и объявление победителей стало вполне уместным.

Участие в нем приняли восемь регионов и стран, но в финал вышли только татарстанские, московские и екатеринбургские дизайнеры. Жюри возглавила мастер из Дома моды Вячеслава Зайцева Разия Уразаева, помимо нее в состав комиссии вошли дизайнеры и искусствоведы.

Для финального показа из более чем сорока коллекций были отобраны тринадцать. Дизайнеры, в основном молодые, представили свое видение мусульманской моды для женщин, мужчин и даже детей. Посмотрев все дефиле, можно было сделать вывод, что современная мусульманская мода при всем сохранении традиций ничуть не отстает от моды европейской. Естественно, она целомудренна и отражает внутренний мир человека, избравшего своей религией ислам. Мусульманская мода более привержена традициям, ей чужд авангард, хотя, впрочем, одна коллекция, созданная в резко авангардом ключе, все же была. Ее автором стал Рамиль Газизов из Кукмора, представивший одежду в оранжево-сиреневой гамме геометрической формы. Кстати, Газизов получил одну из наград конкурса.

Гран-при конкурса получили казанские дизайнеры Эльмира Хамматова за коллекцию «Возвращение истории» и Нажия Валеева за увиденный ею «Вещий сон».

Хамматова представила коллекцию вещей «De Lux», где органично сочетаются фраки и тюбетейки на мужчинах и хиджабы на женщинах. Гамма — светлая и шоколадная, много белого, прекрасные аксессуары из атласа. Изумительной красоты вышивка. На сцене царил праздник, настроение легкости и ощущение полета над обыденностью.

В «Вещем сне» Нажии Валеевой, коллекции прет-а-порте, сочетаются цвета молочного шоколада и бирюзы, бархат и шелк, жилеты из меха и расшитые клатчи, традиционные татарские ожерелья и длинные серьги. И — «огурцы» в орнаменте — привет от Кензо! Кстати, Кензо цитировали чаще других дизайнеров. Коллекция Валеевой словно пришла из прошлого века, но в то же время обогащена современными идеями.

Одно из первых мест в конкурсе заняла казанский дизайнер Мария Кубасова с коллекцией «Звук тишины» — бело-серая гамма, экрю, бирюза, геометрические формы, актуальное в этом сезоне плиссе.

Были на дефиле и традиционные «невесты». Коллекцию свадебных платьев, сочетание белого и оливкового цветов, показала дизайнер из Казани Лейсан Хадиева.

Вообще же, глядя на коллекции, думалось о том, что если все, что мы увидели на подиуме, со временем можно будет увидеть на улицах, в театре, в концертных залах, наш город очень преобразится.

Пять фестивальных дней — как пять разноцветных лепестков сказочного цветка. У каждого — свой цвет и свое настроение. Последний был ярким, но грустным — мы расстались с «Золотым минбаром» на год. Польский режиссер-документалист Беата Дзянович назвала наш фестиваль «самым открытым и восприимчивым». И думаю, что эти качества не от молодости (трудно поверить — «Минбару» только пять лет!), а от той благородной идеи, что в нем заложена.

«Время и деньги»

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

19 февраля 2018 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы


Информация предоставлена: