События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

На реке навигация

06 мая 2009
На реке навигация

В этом году навигация на реках Татарстана началась в конце апреля, но по-настоящему Волга ожила в майские праздники: пошли бороздить речные просторы и скоростные суда, и любимые казанцами теплоходы «Москва» и «Ом».

Все они будут ходить по тому же расписанию, что и в прошлом году, ни о каких кризисных сокращениях здесь речи не идет, заверили нас в ООО «Казанское речное пассажирское агентство». Более того, это предприятие заключило договор о пассажирских перевозках за пределами Татарстана — в Саратовской области. Вдохновившись услышанным, мы с фотокором «ВиД» решили прокатиться на «омике» по одному из популярных у казанцев маршрутов — до Печищ и обратно; посмотреть, так сказать, что и как.

Билет стоит недорого: всего 50 рублей в одну сторону. Взревев дизелем, пароходик пускает белые буруны за бортом и отваливает от стенки дебаркадера, направляясь к Верхнему Услону.

Речные перевозки по-прежнему популярны. Причем не только из-за того, что по реке до того же Верхнего Услона можно добраться в два раза быстрее и дешевле, чем автобусом. «Речные трамвайчики» еще и утоляют ностальгию. Об этом говорит наша нечаянная спутница Антонина Александровна, которая едет на верхнеуслонское кладбище, где похоронены ее родные.

Едва уловив наш интерес к тому, что было здесь до «Большой Волги», она с удовольствием начинает рассказывать о своих детских годах:

- Вот, посмотрите на два этих острова! Раньше это был один остров Маркиз. Я еще девочкой во время войны ходила туда бродом. Там 16-й и 22-й заводы устраивали огороды для своих рабочих. А мы, дети, уже после уборки урожая бегали подбирать, что осталось.

Антонина Александровна замирает, глядя в окно, словно увидев там картины прошлого. А вместе с ней смотрят на приближающийся берег такие же пожилые женщины — наши спутницы, словно вглядываясь в свою молодость. Судя по их лицам, «речной трамвайчик» успешно выполняет еще и роль своеобразной машины времени…

Разумеется, с войны изменилось многое. А вот что произошло на Волге за последние десять-пятнадцать лет? Об этом рассказывает сменный капитан-механик нашего «Ом-173» Александр Долгов, пришедший на речной флот в 1972 году:

- Я, можно сказать, вырос на реке, потомственный речник. У меня одна запись в трудовой книжке, только название нашего пассажирского пароходства изменилось. И отец, и дед ходили по Волге сначала под советским, а затем под российским флагом.

Сейчас же, по его словам, первое, что бросается в глаза на великой русской реке — резко уменьшилось количество судов.

- На Волге теплоходов в последнее время стало намного меньше. Раньше, чтобы выйти из порта, надо было еще промежуток поймать между судами, которые шли практически друг за другом. А сейчас хорошо, если раз в час попадется встречный грузовоз, — с горечью говорит Александр Иванович.

«Омик» тем временем пристает к Печищам. Сегодня после последнего рейса в 18-30 его команда останется здесь на ночевку. Каюты экипажа небольшие, но уютные, есть на «корабле» и камбуз.

В Печищах мы тратим всего лишь несколько минут на посадку и тут же отправляемся обратно. На Казань пассажиров набирается заметно больше. Один из них, Сергей, на вопрос, насколько нужен речной флот жителям окрестных сел и деревень, всплескивает руками:

- Да конечно нужен! Я вот приезжаю в Верхний Услон на дачу сразу на все лето. А если Татфлот закроется, частники будут перевозить людей, только цены вырастут.

Нынешние же цены на билеты нашего собеседника устраивают.

- 50 рублей, на мой взгляд, хорошая цена, приемлемая для всех. А комфорт на корабле… Переезд ведь достаточно короткий, главное — безопасность. Впрочем, если что — мы сами до берега доплывем, — шутит Сергей.

К кораблю тем временем все быстрее приближаются огромные башни Казанского элеватора — порт уже близко.

У штурвала стоит рулевой, а Александр Иванович продолжает разговор об условиях труда речников:

- Зимой получаем голый оклад, живем, можно сказать, на то, что летом заработали. Когда закрывается навигация, делаем ремонт на судне. Все, считай, своими руками. Дизеля перебираем, работаем и плотниками, и столярами. Приходит электрик, мы все на подхвате, ему помогаем.

К зиме у речников накапливаются отгулы да еще около 35 дней отпуска. Этой зимой Долгову удалось отдохнуть почти четыре месяца. Но зарплата капитана вовсе не так велика, как кому-то, возможно, кажется — всего около 8,5 тысяч рублей. Матросы получают 4900, рулевой-моторист — и того меньше, чуть за пять тысяч, так что зимой речники, как правило, куда-нибудь устраиваются подработать. А летом — снова на реку.

- Смена у нас длится сутки, потом два дня выходных. Ну, бывает, работаем еще на «корпоративах». С одной стороны, это приработок, с другой — лишняя головная боль. Везем школьников на выпускной, у них так громко музыка играет, что потом и домой уже приедешь, а в ушах у тебя все равно — «бум! бум!», — рассказывает Долгов. — Но и взрослые, бывает, хуже несмышленых детей себя ведут. То сломают что, а то и раздерутся, — водка свое дело делает. Вот справляли у нас какой-то свой праздник железнодорожники, так один по крыше корабля прошелся, стащил флаг и чудом не свалился за борт — ладно стащить успели.

Корабль подходит к причалу, и Александр Иванович берет штурвал в свои руки. Теплоход делает несколько плавных движений и аккуратно встает у стенки. Рейс закончен.

«Время и деньги»


Другие новости раздела


30 сентября 2020 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Обратная связь
Разделы