События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Интернет — не цель, а средство. Подключение к нему станет массовым за счет электронных услуг населению

30 июля 2008
Интернет — не цель, а средство. Подключение к нему станет массовым за счет электронных услуг населению

Дальнейшее снижение тарифов на Интернет в Татарстане возможно только за счет демонополизации республиканского рынка. О том, что делается для достижения этой цели, а также о будущем цифрового вещания на территории республики и внедрении информационных технологий в образование и культуру рассказывает министр информатизации и связи РТ Фарит ФАЗЫЛЗЯНОВ.

— Фарит Мансурович, на недавней коллегии министерства было заявлено, что тарифы на интернет-услуги в Татарстане сейчас не выше, чем в других регионах. Но многие пользователи утверждают, что реально они понизились лишь на два вида интернет-услуг, не обладающих высокой скоростью передачи данных. Как обстоят дела в действительности, и что планируется сделать для снижения дальнейших тарифов с учетом того, что государство не регулирует цены на Интернет?

— После многочисленных жалоб татарстанцев на дорогой Интернет (пик недовольства пришелся на конец прошлого и начало нынешнего года) мы провели анализ действовавших тогда тарифов и сумели убедить операторов связи изменить свою ценовую политику. Снижение тарифов в республике началось в мае-июне. Первым на это пошел «Таттелеком», а за ним последовали другие компании, работающие на региональном рынке. Сейчас стоимость безлимитного доступа в Интернет на скорости 128, 256 и 512 кбит/с. в Татарстане находится на уровне других регионов Приволжского федерального округа. Более того, если раньше в малых городах и райцентрах она была в 1,7-2 раза выше, чем в Казани, Набережных Челнах или Нижнекамске, то теперь такой разницы нет.

Однако это не означает, что можно ставить точку. Завершен лишь первый этап работы по снижению тарифов. Например, в Москве Интернет значительно дешевле, чем у нас. Но дальнейшее снижение должно быть достигнуто за счет демонополизации рынка и прихода новых операторов. Частично это уже происходит. В прошлом году в Татарстан пришла компания «Синтерра», а в этом — «Корбина Телеком» и «Ситроникс». Конечно, появление новых игроков не означает, что цены понизятся моментально. Компаниям нужно время на строительство инфраструктуры. Тем более, что их приход на рынок республики происходит на определенных условиях, главное из которых — не просто снимать сливки за счет оптового трафика, но и развивать собственную инфраструктуру в районах Татарстана.

Наиболее перспективным, конечно, является развитие широкополосного Интернета, уровень проникновения которого сейчас составляет около 10-12%. К концу года эта цифра должна увеличиться до 15-20%. Поскольку проникновение сотовой связи в республике составляет свыше 126%, мобильный интернет-трафик также постоянно растет. В мае этого года компания МТС запустила в Татарстане в коммерческую эксплуатацию сеть 3G, которая предлагает широкополосный доступ в Интернет посредством сотовых телефонов и мобильных устройств.

Особенность 3G в том, что она включает целый ряд новых для российского рынка услуг. Например, мобильное телевидение и видеотелефонию. В скором времени то же самое собираются сделать и две другие компании большой «тройки» — «Вымпелком» и «МСС-Поволжье». Это произойдет в конце года. Все эти события, безусловно, также повлияют на уровень цен.

— Часто можно услышать утверждение, что мобильная связь понижает цену мегабайта, качаемого через Интернет. Это действительно так? И за счет чего это происходит?

— Я не думаю, что мобильный Интернет будет дешевле, у него есть другие преимущества. Мобильный Интернет позволяет абоненту выбрать те опции, которые ему нужны, и сформировать свой личный кабинет (пул услуг). Пользователь сам определяет пропускную способность, выбирает те мультимедийные услуги, которые ему необходимы. Если он останавливается на достаточно дорогих услугах или выбирает значительное их количество, то может получить определенные скидки. Конечно, политику ценообразования операторы формируют самостоятельно. Но поскольку конкуренция на рынке интернет-услуг обостряется и компании борются за каждого клиента, они вынуждены применять более гибкую маркетинговую политику и уделять внимание соотношению цены и качества.

— Известно, сколько человек в Татарстане более-менее регулярно пользуются Интернетом?

— Анализ показывает, что так называемых «плавающих» пользователей примерно полмиллиона. При этом 150 тыс. человек выходят в Интернет посредством широкополосного доступа. Это примерно 10-12% от общего числа домохозяйств. По нашим прогнозам, число пользователей будет серьезно расти. Раньше подключение к Интернету сдерживала высокая стоимость самих компьютеров и цифровых модемов. Сейчас ситуация изменилась. Компьютеры стали дешевле, к тому же их можно приобрести в кредит. А ADSL-модемы многие компании ставят своим клиентам бесплатно в рамках рекламных акций по подключению.

Но я полагаю, что вопрос вообще надо ставить по-другому. Президент РФ Дмитрий Медведев поставил задачу — к 2012 году обеспечить доступ в Интернет всем домохозяйствам. Технических препятствий здесь нет, но пока процесс подключения сдерживают тарифы. Есть и еще один существенный момент. Подключение к Интернету — это лишь средство. Пребывание в сети должно обеспечить доступ к целому ряду электронных государственных и коммерческих услуг. В том числе в области разрешительной системы, жилищно-коммунального хозяйства, медицины, образования. Причем не только в крупных городах, но и во всех муниципальных районах. Одна из целей реализуемого нами проекта «Электронное правительство» именно в этом заключается. Если это произойдет, Интернет станет востребованным у всех групп населения и подключение будет носить массовый характер.

Пока проводимая здесь работа крайне неэффективная — с 2007 года нет осязаемых результатов. Кстати, первыми на этот запрос у нас в республике отреагировали власти Казани. В столице Татарстана принята программа «Электронная Казань», значительная часть которой посвящена как раз доступности электронных услуг для граждан. 17 июля появилась и республиканская программа «Электронный Татарстан» на 2008-2010 годы аналогичного содержания. На реализацию их предполагается потратить не менее 1,5 млрд. рублей. На мой взгляд, если у нас в республике к Интернету в этом году подключится 20% домохозяйств, процесс станет необратимым, и жители будут требовать расширения электронных услуг. Для нашего информационного общества — Интернет жизненно необходим, и его роль будет только усиливаться.

— В чьей собственности находятся магистральные линии связи, в том числе телефонная канализация? Как получилось, что, в отличие от электроэнергетики, магистральные линии — это собственность не государства, а коммерческих структур?

— Магистральные линии связи, как и телефонная канализация, действительно находятся в собственности коммерческих операторов. Таких компаний в республике у нас более шести, и их количество растет. Связано это с тем, что инфраструктура строится на собственные средства предприятий, которые действуют в рыночных условиях. Что касается электроэнергетики, то она требует значительно больших затрат, что частному бизнесу не всегда по силам. К тому же любой бизнес проходит разные ступени развития. Сначала каждая компания строит свои сети, потом начинается процесс слияний и поглощений, а завершается все диверсификацией бизнеса и передачей части услуг на аутсорсинг, что многим компаниям значительно выгоднее. Этот процесс идет и в нашей республике.

Ч Вы говорите о развитии конкурентной среды, но многие компании, которые приходят в республику, сталкиваются с противодействием местных операторов. Свежий пример — конфликт между «Синтеррой» и «Таттелекомом». Или это лишь технические проблемы?

— Это не технические проблемы. Это проблемы организационно-правового характера, связанные с защитой своих интересов местным оператором и его нежеланием уступать часть рынка. Разрешать такие ситуации можно несколькими способами. Во-первых, законодательно. Мы уже обращались в Министерство связи и массовых коммуникаций РФ и недавно получили ответ, что готовятся поправки в российское законодательство, обеспечивающие равноправный доступ на рынок и к существующей инфраструктуре на территории действующего оператора. Во-вторых, сами операторы должны понимать, что монополия приводит к деградации компании-монополиста, то есть на самом деле ему невыгодна, и нужно искать пути сотрудничества. Ведь когда настанет момент с монополией проститься (а он рано или поздно настает), именно бывший монополист окажется в самом уязвимом положении. Конкуренции нельзя бояться, надо учиться партнерству. Остается еще третий, административный путь, когда монополиста приходится принуждать не чинить препятствий другим компаниям. Конечно, первые два варианта являются оптимальными.

— Ваше министерство уделяет большое внимание интернетизации школ. К сожалению, часто приходится слышать о неподготовленности учителей, не владеющих компьютерной грамотностью. Расскажите, пожалуйста, как в этой сфере обстоят дела сейчас? И еще один момент из области культуры. Даже Национальная библиотека РТ не имеет сегодня оцифрованного архива. Насколько известно, та же проблема в библиотеке им. Лобачевского. Как вы можете прокомментировать такую ситуацию?

— Подготовка учителей, особенно в сельской местности, действительно оставляет желать лучшего, но повышение их компьютерной грамотности — не только задача Министерства информатизации и связи. Мы создали технические возможности для выхода в Интернет, и нареканий на качество связи со стороны директоров школ нет. На сегодняшний день все школы республики подключены к глобальной сети по технологии, обеспечивающей скорость передачи данных не ниже 128 кбит/с, и с возможностью дальнейшего увеличения скорости более 512 кбит/с. Но эти возможности часто не используются. После окончания уроков компьютерные классы закрывают, хотя именно в это время дети могли бы получить дополнительные знания с помощью Интернета. Такое отношение часто объясняют тем, что ребята начнут лазить по нежелательным сайтам, но эту проблему можно легко решить, установив фильтры. И в наших школах такие фильтры есть. Скорее это связано как раз с неподготовленностью самих учителей.

На мой взгляд, вообще не должно быть такого понятия, как учитель информатики. Любой учитель-предметник должен иметь навыки работы на компьютере. Решить эту проблему можно как в ходе обучения студентов в педагогических вузах, так и организуя обучение уже работающих преподавателей на муниципальном уровне.

Что касается внедрения информационных технологий в библиотеках, то эта работа ведется в республике с прошлого года. За это время 46 районных и 54 сельские библиотеки были подключены к магистральным каналам государственной интегрированной системы телекоммуникаций Татарстана. Причем применение технологии «тонкий клиент» привело к значительной экономии бюджетных средств. Конечно, важнейшая часть реорганизации библиотечной сети — это сохранение поистине бесценных фондов Национальной библиотеки и предоставление этих ресурсов широкому кругу пользователей. В марте этого года состоялось совещание Министерства информатизации и связи РТ и Министерства культуры РТ, где были выделены приоритетные направления развития Национальной электронной библиотеки. В первую очередь это оцифровка национальной литературы для татарских школ и представителей татарских диаспор в России и за рубежом, а также перевод в цифровой вид редких изданий, раритетов музыкальной литературы. Есть и чисто технические вопросы реализации проекта: способы перевода в цифровой формат, создание центра обработки данных, хранение, защита и резервирование информации. Конечно, это займет не один год и потребует серьезных финансовых средств. Республика рассчитывает получить 50 млн. рублей из федерального бюджета.

— Татарстан относится к числу регионов с наиболее интенсивным проникновением цифрового телевидения. Чем руководствуется ваше министерство, продвигая цифру, откуда инвестиции?

— В ноябре прошлого года правительство России утвердило концепцию цифрового телерадиовещания на 2008-2015 годы. За это время во всех регионах страны должны быть полностью развернуты сети цифрового вещания, а аналоговое вещание прекращено. Аналогичная республиканская концепция также разработана, а проект постановления Кабинета министров РТ об ее утверждении, предложенный нашим министерством, сейчас проходит согласование в других ведомствах. Конечно, оба этих документа носят общий характер, а непосредственный план действий будет содержаться в целевой программе по организации цифрового вещания в Татарстане, которая будет разработана в этом году. Это еще не сделано, поскольку нужно учесть содержание соответствующей федеральной программы, которая должна появиться в третьем квартале. Татарстанская программа должна определить размер и источники финансирования проекта, количество республиканских и муниципальных каналов, которые будут включены в бесплатный цифровой пакет, и как именно обеспечивать население цифровыми абонентскими устройствами. Эти вопросы решаются на уровне регионов. Что касается инвестиций, то предполагается использование модели частно-государственного партнерства. Основные инвестиции в базовую инфраструктуру должны быть коммерческими.

Как известно, существует два способа преобразования цифрового сигнала в аналоговый. Можно поставить декодер для целого подъезда. Этот вариант подходит для городов с их многоквартирными домами. А жителям сельских районов, которые живут в частных домах, необходима индивидуальная приставка — абонентское устройство Set Top Box. Вполне возможно, что в рамках программы эти устройства будут приобретаться на бюджетные деньги. Тем более, что в цифровом телевидении вообще больше заинтересованы сельчане. В городах, где развито кабельное ТВ, нет проблемы с количеством доступных каналов. Абонент сам приобретает тот пакет, который ему нужен. А в сельской местности зачастую доступны всего три-пять каналов, да и у тех качество изображения оставляет желать лучше. Уже доходит до абсурда. Людям доступны мобильная связь и Интернет, а о нормальном телевидении они только мечтают.

Пока экспериментальное цифровое вещание ведется в Казани, ближайших к ней сельских районах, а также в Богатых Сабах, Буинске и Апастово. Телевизионные станции стандарта DVB-T позволяют принимать 14 телевизионных и 5 радиоканалов. Наша задача — обеспечить прием широкого спектра качественных федеральных, региональных, муниципальных и коммерческих программ на всей территории республики до 2012 года.

— Насколько цифровое ТВ в нашей республике на самом деле цифровое? Ведь по эфиру передается по-прежнему аналоговый сигнал, а декодеры лишь очищают его от шумов? И потом — даже если на территории региона будет транслироваться оцифрованный сигнал, а из Останкино идти аналоговый — все равно получится имитация цифрового ТВ. Или это не так?

— Если говорить об эфирной трансляции программ цифрового телевидения, то оно на самом деле цифровое. В нашей республике в трех тестовых зонах, которые я уже называл, трансляция программ цифрового ТВ идет параллельно с трансляцией программ аналогового ТВ. Система организации каналов подачи телевизионных программ на технические средства вещания такова, что не зависит от того, какой сигнал транслируется с Останкинской телебашни. Ведь из Останкино идет вещание только на Москву и Московскую область. Для Татарстана сигнал поступает по спутниковым каналам или магистральным радиорелейным линиям в цифровом виде, а декодеры преобразуют его в аналоговый. Приобрести эти устройства можно уже во многих казанских магазинах. Стоят они 2-2,5 тыс. рублей.

— Вы удовлетворены теми полномочиями, которыми наделено Министерство информатизации и связи РТ? Что вам хотелось бы изменить?

На этот вопрос я хотел бы ответить используемым в работе министерства слоганом: «Кто хочет работать — ищет возможность, кто не хочет работать — ищет причину». Работа в министерстве для меня — это в первую очередь эффективная служба государству и людям. И служба эта должна соизмеряться конкретными эффективными результатами. К сожалению, чиновники очень часто это забывают. Министр должен быть эффективным менеджером своей отрасли.

В зависимости от достигнутых результатов, на мой взгляд, также должны решаться и вопросы делегирования полномочий из федерального министерства в субъекты РФ. На уровне субъекта эти полномочия должны исполняться уполномоченным исполнительным органом государственной власти субъекта или организацией с конкретными показателями индикаторов, которые определяются как федеральным министерством, так и правительством региона. Сейчас, к сожалению, в министерстве присутствует только вторая часть — региональная.

Следующий момент. Устанавливаемые индикаторы должны быть направлены на решение конкретных стратегических и тактических социально-экономических задач, обеспечивающих как повышение качества жизни населения, развитие бизнеса и отрасли, так и решение задач эффективного государственного управления в субъекте. Цель субъекта — быть сильным, эффективным, конкурентоспособным. Здесь как в армии. Если каждый солдат силен, то и армия сильна. Также и в отношении страны: сильные субъекты — сильная Россия. Я это к чему говорю? К тому, что психология чиновников должна меняться в сторону ориентации получения результата для клиента. А таких клиентов-заказчиков три — государство, бизнес, население. Должна быть, как сейчас модно говорить в бизнесе клиентоориентированная политика.

Еще один важный шаг — собственно реализация и достижение пороговых значений индикаторов. Здесь, как в сказке, три пути: государство само реализует; государство плюс бизнес реализуют; бизнес реализует. На мой взгляд, в нашей сфере эффективными являются последние две модели, и мы должны создавать законодательные условия и рыночную среду для этого и постараться максимально уменьшить участие чиновников в этом процессе. Другими словами, управляющая государственная надстройка в виде министерства должна создаваться под конкретные крупные госпроекты, а в случае их решения ликвидироваться или трансформироваться под решение других задач. В бизнесе это выполняет проектный офис. В нашем министерстве, как это следует из его названия, два направления. И скажу вам как министр, вопросы связи становятся для наших клиентов все менее актуальными. Причина проста — есть рынок, есть законодательные условия, есть система контроля. Отрасль демонополизирована за исключением почтовой подотрасли. Она эффективна, она растет, она, как я уже сказал, становится все более клиентоориентированной, при этом не исключая все издержки бизнес-эволюции. Имею в виду качество обслуживания. Решены базовые социальные задачи. Поменялся статус запросов как у населения, так и у бизнеса, и у администраций муниципалитетов. Они заинтересованы в широком и качественном спектре приемлемых по цене услуг. Это очень хороший показатель для общества. Это значит, что мы перешли к формированию и развитию информационного клиентоориентированного общества. Что, собственно, и подразумевало собой появление в 2005 году приставки «информатизация» в названии министерства. И здесь как раз еще очень большой пласт работы. Президентами России и Татарстана поставлены перед нами конкретные задачи, которые, обобщив, можно обозначить как создание дешевой качественной и безопасной инфотелекоммуникационной среды доступа к информационным услугам, создание и внедрение широкого спектра электронных услуг для государства, бизнеса и населения, в том числе предоставляемых государством через систему «электронного правительства», а также создание отечественной софтиндустрии. Но это уже тема отдельного большого разговора. Скажу только, что еще много предстоит работы и изменения неизбежны, поэтому и министерство должно трансформироваться под решение новых задач.

«Время и деньги»

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

22 октября 2017 г.
Поиск
 

Например «»


Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы


Информация предоставлена: