События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Последний поклон

10 июня 2008
Последний поклон

Сегодня мы поговорим о печальном — о том месте, где мысли неизбежно вращаются вокруг понятия вечности, — о казанских некрополях.

Кто-то посещает их часто, кто-то раз в год, в обязательный родительский день, в день девятый после празднования Пасхи. Некоторые из пришедших в этом году в родительскую на Арское кладбище были удивлены: можно было заметить, что многие памятники, стоявшие десятилетиями, если не более, куда-то исчезли. Что за мистика такая? Нет, не мистика, оказывается, а вполне реальная вещь, но об этом позже.

Впрочем, только ли памятники исчезают? Исчезли с лица земли многочисленные казанские некрополи, о чем можно с печалью прочесть в книге казанского историка-краеведа Анатолия Елдашева «Утраченные монастырские некрополи Казани». Эта книга вышла по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия в Центре инновационных технологий совсем недавно, а годом ранее ученый написал об истории Арского православного некрополя.

Пожалуй, Анатолий Елдашев — единственный, кто сейчас всерьез занимается историей некрополей, пытаясь хоть как-то вернуть историческую память.

- «Некрополь — важнейшая и очень уязвимая часть культурного наследия. Упадок некрополей свидетельствует о духовной болезни общества. Постреволюционный вандализм, разрушение традиций, советский агрессивный атеизм, корысть и безразличие эксплуатационных служб — все это привело к гибели многих сотен памятников в исторических некрополях и ликвидации старых кладбищ», — говорит Анатолий Михайлович.

Некогда Казань была городом монастырей. В нашем городе насчитывалось семь обителей — Свято-Успенский Зилантов, Спасо-Преображенский, Иоанно-Предтеченский, Введенский Кизический и Воскресенский Ново-Иерусалимский — это были монастыри мужские. Были и два женских — Казанско-Богородицкий и Свято-Троицкий. Каждая обитель имела свой некрополь, и все они утрачены. А вместе с ними утрачена часть истории не только нашего края, но и всей страны. И, как это ни печально, часть истории наших родов, потому что у редкого казанца нет фамильного захоронения на том или ином кладбище.

В России одним из первых положил начало изучению некрополей на основе надгробных надписей и церковных книг великий князь Николай Михайлович Романов — историк, издатель, просветитель и меценат. Он был расстрелян в январе 1919 года во дворе Петропавловской крепости по постановлению Петроградской ЧК. Вместе с ним были расстреляны великие князья Георгий Михайлович, Павел Александрович, Дмитрий Константинович. «Революции историки не нужны», — констатировал Ленин. Вот и объяснение многих актов вандализма: «Мы наш, мы новый мир построим», а упоминание о «старом мире» — это как бельмо в глазу.

В Казани исследовать некрополи начал один из основателей Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете историк Николай Агафонов. Он исследовал более трех тысяч фамилий казанцев, упокоившихся на казанских погостах за период с 1794 по 1894 годы, обследовал некрополи некоторых монастырей, а также нескольких христианских кладбищ. В результате появились серьезные исследования на эту тему. Николая Агафонова не стало сто лет назад, по иронии судьбы его могила оказалась утерянной, как и многие погребения казанцев, которые он описал.

Что происходило с казанскими некрополями, равно как и с некрополями других городов? Закрывалась и разрушалась обитель, разрушалось, сравнивалось с землей монастырское кладбище. Тысячи казанцев оказались лишены возможности поклониться могилам предков. Помимо этого, старинный некрополь — это место, где устанавливались редчайшей красоты памятники, тоже ныне утраченные. Например, в некрополе Зилантова монастыря имелось огромное количество деревянных памятников поистине уникальных, и, как писал по этому поводу казанский искусствовед Петр Дульский, это « свидетельствовало о большом чутье форм у мастеров, которые с увлечением воплотили в своей работе частицу художественных заветов народного творчества».

Одним из самых почитаемых в городе было кладбище Кизического монастыря. Поначалу здесь хоронили насельников обители. Затем появились семейные захоронения дворянских и купеческих фамилий. Здесь упокоились Дрябловы, Каменевы, в том числе и сам поэт-романтик Гавриил Каменев, наместник Казанского наместничества князь Баратаев, Желтухины, Хворовы, Котеловы, Мергасовы, Апехтины, Осокины, Чертовы, Горталовы, Чемесовы, Поспеловы и другие. Тот, кто хоть отчасти интересуется историей Казани, эти фамилии, несомненно, не раз встречал. И все эти могилы утеряны. Есть среди них и последнее упокоение графа Ильи Толстого, деда писателя.

Невозможно не вспомнить про некрополь Ново-Иерусалимского монастыря — обители, которая фатально разрушается, и единственное, что может ее спасти, — это немедленная передача церкви. В некрополе этого монастыря, например, нашел последний приют Василий Полянский — чиновник и вольнодумец, приятельствовавший с Вольтером, пожертвовавший свою богатую библиотеку Первой казанской мужской гимназии, и впоследствии наряду с даром Г.Потемкина она составила основу будущей библиотеки Казанского университета. Человек, преподнесший такой щедрый дар городу, разве он не заслуживает, чтобы место его последнего приюта было облагорожено?

Неподалеку от могилы Полянского нашли приют многие члены семьи Юшковых, родственников Льва Толстого. Памятник над могилой одной из представительниц рода был настолько хорош, что, по словам все того же Петра Дульского, был выполнен «незаурядными мастерами».

Впрочем, хватит о казанцах известных. Ваши предки, дорогой читатель, разве они не заслуживают памяти?

Будем реалистами: восстановить все утраченные за эти годы могилы вряд ли удастся. Но это не значит, что ничего не надо делать. Первый шаг в увековечении памяти казанцев был сделан церковью. В августе 2005 года, за несколько дней до юбилейных торжеств по случаю 1000-летия города, на бывшем кладбище Кизического монастыря появился поминальный крест с аналоем, где были высечены имена двадцати двух заслуженных казанцев из более чем трех тысяч наших горожан, похороненных в некрополе Кизического (на снимке). Произошло это по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия. Тогда же была освящена могила деда Льва Толстого — к счастью, ее место было известно. Без сомнения, подобные памятные кресты должны быть поставлены на местах всех утраченных некрополей: этим мы хоть как-то сможем вымолить прощение у наших предков, чьи могилы варварски разрушены. Одна церковь эту дорогостоящую программу не вытянет, нужна помощь государства.

А что же исчезнувшие памятники, о которых мы уже упоминали? Здесь совсем другая история, она уже о современных вандалах. По словам Анатолия Елдашева, появился новый вид бизнеса: мраморные красивые памятники, изготовленные в прошлом и позапрошлом веке, просто воруют. Сбивают имя того, на чьей могиле памятник стоял, и продают в другие города. Туда, где памятник никто не опознает. Но бороться с современными вандалами, как вы понимаете, должна уже не общественность, а соответствующие органы.

«Время и деньги»

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

14 декабря 2017 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы


Информация предоставлена: