События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Требуется мама напрокат

07 ноября 2007
Требуется мама напрокат

В сфере деторождения XXI век раньше всего наступил в США. Это произошло в 1986 году, когда впервые женщина родила полностью генетически чужого ей ребенка, выносив созданный «в пробирке» и имплантированный ей эмбрион по контракту с его биологическими родителями. Это достижение медицины немедленно породило новый промысел внеземных субъектов голливудского происхождения: по киноэкранам один за другим пошкандыбали «чужие», рожденные землянками незнамо от кого... Но этот побочный эффект не мог затмить главного: у людей, которые не могли самостоятельно завести ребенка, появилась еще одна возможность это сделать. В Казани же новое слово науки — суррогатная («заменяющая») мама — услышали в 2005-м.

Одно из первых упоминаний о суррогатном материнстве содержится в Ветхом Завете: любимая жена Авраама была бесплодна, и ребенка им родила служанка. Наложниц и рабынь нередко использовали для рождения ребенка, который входил в семью хозяев как родной. Хотя, строго говоря, родным он был лишь для папы и для самой родившей его женщины, а будущая «официальная» мама была вовсе ни при чем, ведь детей тогда зачинали не «в пробирке», а лишь самым что ни на есть традиционным способом.

Первый десяток — не комом

У суррогатного материнства в Татарстане история пока совсем короткая, но она уже есть. «Первый такой ребенок у нас родился в 2005 году», — говорит Фирая Сабирова, руководитель Центра планирования семьи и репродукции (ЦПСР). В Татарстане только там проводят процедуру экстракорпорального оплодотворения суррогатных мам. Затем специалисты ЦПСР сопровождают их до родов, а генетическим родителям выдают документы о том, что перенесенный суррогатной маме эмбрион является их биологическим ребенком — на их основе совершается регистрация новорожденного в загсе.

За неполных два года таких «детей двух мам» получилось уже десяток. Все они родились здоровыми и успешно переданы биологическим родителям.

Предпринимать меры для того, чтобы в результате получился малыш «заказанного» пола, врачам не полагается (кроме случаев генетических заболеваний, которые могут передаться лишь ребенку определенного пола). Но такого условия и сами биологические папы и мамы практически никогда не ставят, говорит Фирая Сабирова: «Они уже столько пережили, безрезультатно пытаясь завести детей, что им все равно кто — сын или дочка, лишь бы ребенок был...»

«Мам не хватает!»

Агентство «Папа, мама, я!» в госпрограмме «Суррогатное материнство» выполняет важную роль посредника: подбирает для будущих родителей суррогатную маму, обеспечивает и им, и ей психологическую поддержку и юридическое сопровождение. Сейчас на его попечении — семь таких «тройственных союзов». Пока это единственное у нас подобное агентство; правда, и сам ЦПСР тоже занимается подбором кандидатур.

— Главная проблема — мам не хватает! — говорит директор агентства Алла Максимова.

Ведь требования к их психофизическому здоровью куда выше, чем к здоровью «обычных» будущих мам. Это для себя, если очень хочется, можно рискнуть и родить, даже если врачи не советуют. Совсем иное дело — родить для кого-то; это, конечно, не «товар — деньги — товар», но все-таки договорные отношения, а в таких отношениях принято по возможности избегать рисков. Здоровье кандидаток обследуют по почти полутора десяткам пунктов. Обязательные условия — возраст от 20 до 35 лет (в идеале, уточняет Алла Максимова, до 28) и наличие собственных здоровых детей (лучше, если младший не намного старше полутора лет, это подтверждает, что у женщины сейчас «все работает»). Чтобы не пила, не курила, не употребляла наркотиков — это уж само собой. В результате в среднем из пяти кандидаток в суррогатные мамы удается отобрать лишь одну.

А в Москве, говорит Алла Максимова, проходят чуть ли не все кандидатки. Притом гонорары, которые москвичи предлагают суррогатной маме, по нашим меркам, — заоблачные. При первом же просмотре объявлений Интернет выдает: гонорар — 60 тыс. евро плюс 2 тысячи ежемесячно во время беременности. У нас — намного скромнее: от 400 тыс. рублей. Максимальной суммой, названной одной из кандидаток в качестве желательного вознаграждения, были 700 тыс. рублей, но с таким предложением потенциальные биологические родители не согласились.

Позарез нужны деньги — это главное, почему женщина приходит к такому нелегкому решению родить не для себя. Нерешенный квартирный вопрос правит бал и здесь: чаще всего, говорит директор агентства, «материнский капитал» нужен для покупки комнаты или ипотечного взноса.

Нетипичный мотив был лишь однажды. На обычный вопрос: «На какое вознаграждение вы рассчитываете?» женщина ответила, что это не важно, и объяснила: «У меня трое детей, больше не прокормлю, а рожать-то хочется, а столько несчастных не могут иметь ребенка — почему мне не дать им это счастье?!». Здоровье у женщины было отменным, но, увы, ей шел уже 36-й год — пришлось отказать.

Семейное положение суррогатной мамы не важно. По данным агентства, примерно половина кандидаток — незамужние или разведенные, вторая — имеют мужа (тогда требуется и его согласие). А еще Алла Максимова констатирует, что пока большинство кандидаток в суррогатные мамы — русские, и с удивлением замечает: почему-то чаще встречаются Лены, Светы, Оксаны и Юли.

— А может такое быть, — спрашиваю директора агентства, — что суррогатная мама, родив ребенка, его не отдаст?

— Вот-вот, биологические родители часто боятся такого телесериального варианта. А суррогатная мама часто знаете чего боится? Что ребенка у нее не заберут...

«Требуется суррогатная мама»... Кому?

Если вы думаете, что можно «заказать ребенка», чтобы, например, не портить фигуру родами, — ошибаетесь. В программу «Суррогатное материнство» берут лишь те пары (вот для них законный брак — обязательное условие), которые уже давно пытались завести ребенка как «традиционным» способом, так и с помощью экстракорпорального оплодотворения, но безуспешно. Бывает, так решаются поступить и те, у кого дети есть, а хочется еще маленького, а здоровье уже не позволяет...

В целом это очень дружные, стабильные семьи, говорит Алла Максимова. И все они чрезвычайно пристрастно подходят к выбору «заменяющей мамы».

Так, несколько пар отказали молодой женщине, подходящей по всем психофизическим параметрам. Не нравилось ее место работы — автомойка... Правда, в конце концов и ее выбрали, все-таки суррогатная мама нынче — дефицит, а квалифицированные специалисты с высшим образованием среди них практически не встречаются.

В анкете для кандидаток есть даже вопросы о цвете волос и глаз, хотя эти характеристики вряд ли могут повлиять на внешность ребенка (ее определяют гены биологических родителей). Ведь для будущих папы и мамы важно все, связанное с появлением долгожданного чада, вот они и считают, что в носительнице их ребенка все должно быть прекрасно — на их, разумеется, вкус.

Ну а сами они какие? Во всех семьях, нуждающихся в помощи суррогатной мамы и пользующихся поддержкой «Папа, мама, я!», мужья занимаются бизнесом, жены часто работают бухгалтерами. Это может показаться удивительным, но большинство биологических мам не собираются имитировать беременность ради того, чтобы соседи, сослуживцы и родня не догадались о «нетрадиционном» происхождении ребенка. Даже сами заявляют: «У нас будет суррогатная мама!». И между прочим, таким образом способствуют просвещению: пусть кто-то из окружающих примется зло сплетничать, зато кто-то, наоборот, сам попросится в программу «Суррогатное материнство» — такой случай уже был в практике агентства.

— Вы ведь знаете, какое у нас в России печальное положение с рождаемостью? — задает Максимова риторический вопрос. — А как страдают семьи, мечтающие, но не могущие иметь детей? Вот увидите, несколько лет пройдет — суррогатное материнство будет очень распространено. Вот только «суррогат» — плохое слово для такого доброго дела, надо бы придумать другое...

Мировое слово в суррогатном материнстве

Рождение суррогатной матерью генетически чужого ей ребенка впервые состоялось в 1986 году в США. Хотя Всемирная медицинская ассоциация суррогатное материнство одобряет, не во всех странах оно разрешено. Например, оно запрещено во Франции и Германии, и там возник «репродуктивный туризм» — ежегодно по тысяче семей из этих стран выезжают за рубеж, чтобы завести детей там. В других государствах запрещены лишь коммерческие соглашения о суррогатном материнстве. Это, к примеру, Канада, Израиль, Швейцария, Испания, несколько штатов Австралии и США...

Но в США есть и штаты, являющиеся «землей обетованной» для бездетных пар со всего мира. В Калифорнии, например, предоставляются международные услуги по вынашиванию детей. Здесь же в 1993 году впервые в мировой юридической практике при судебном рассмотрении дела «Джонсон против Кальвертов» главным для определения, кто же на самом деле является матерью в суррогатных программах, было признано намерение женщины-заказчицы стать матерью и воспитывать ребенка, выношенного другой женщиной, как своего собственного. Супруги Кальверты наняли медсестру Джонсон для вынашивания их эмбриона. Незадолго до рождения ребенка Кальверты передумали, отказались от малыша и подали иск о признании Джонсон истинной матерью ребенка. Калифорнийский суд решил, что медсестра Джонсон во время своего суррогатного материнства всего лишь играла роль «няни, которой родители на время доверили своего ребенка». Биологических горе-родителей обязали забрать малыша.

Марина Юдкевич, «Вечерняя Казань»

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

16 августа 2017 г.
Поиск
 

Например «»


Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы


Информация предоставлена: