События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Казанцы увидят три спектакля Санкт-Петербургского академического Малого драматического театра

30 мая 2007
Казанцы увидят три спектакля Санкт-Петербургского академического Малого драматического театра

В столице Татарстана 2 — 10 июня Академический Малый драматический театр — Театр Европы (Санкт-Петербург) покажет постановки «Братья и сестры», «Дядя Ваня», «Московский хор».

На сцене Казанского академического русского Большого драматического театра имени Василия Качалова гости из Северной столицы 2 и 3 июня (начало — в 14 часов) представят сценическую дилогию по романам Федора Абрамова «Братья и сестры» — оба спектакля дилогии в один день: «Встречи и разлуки» и «Пути-перепутья»; 6 и 7 июня, вечером, — сцены из деревенской жизни Антона Чехова «Дядя Ваня»; 9 и 10 июня — пьесу в двух действиях Людмилы Петрушевской «Московский хор».

«Увидеть настоящее с нежностью сына своего времени, с пристрастием наследника всего сущего, с болью отвечающего за все, что останется после нас, увидеть так свое время и сказать о нем, не значит ли это выполнить главный долг современника? Театр не рождается без своего автора, о чем бы театр ни думал, ни страдал, чему бы ни радовался, он нем, пока к нему не придет Слово. Театр говорит чужими словами.

Самые главные и сокровенные для себя истины Ленинградский Малый драматический театр осознает и говорит сегодня словами Федора Абрамова. В этом наше счастье, в этом наша мука, в этом наш крест» — словами постановщика сценической дилогии «Братья и сестры» художественного руководителя театра народного артиста России лауреата Государственных премий РФ Льва Додина сопровожден анонс драмы из жизни северной деревни в послевоенные годы.

Двойной спектакль «Братья и сестры» (постановка 1985 года) отмечен Государственной премией СССР, признан в Великобритании лучшим иностранным спектаклем 1991 года, удостоен иных премий.

«Течет жизнь, и рано или поздно — иногда раньше, иногда позже — человек начинает ощущать прошедшую жизнь как некую ценность, которую он не сумел использовать. Начинают мерещиться призраки другой, непрожитой жизни. В этой другой жизни сбываются все самые потаенные желания, осуществляются все надежды, превращаются в реальность самые сладостные фантазии. Человек с яростью сжигает прошедшее, отвергает настоящее и весь отдается этому другому, несбывшемуся, не прожитому. Чем полноценнее

человек ощущает жизнь, тем острее он ощущает этот разрыв, это противоречие, которое постепенно становится трагедией. Время идет, и постепенно назревает один выбор — или отказаться от жизни вообще, или найти в себе мужество проживать ту жизнь, которая дарована тебе Богом, судьбой и которую ты в какой-то мере осуществлял и осуществляешь сам, силой своей личности.

Смертельно больной доктор Чехов очень хорошо знал эту коллизию и с удивительной нежностью и отчаянной беспощадностью анализировал ее. Все это, как, впрочем, и многое другое, делает пьесы Чехова и красивейшую из них — »Дядя Ваня« — простой, но вечной мелодией на простые, но вечные темы», — пишет Лев Додин о другой своей постановке, также заявленной в гастрольной афише.

Спектакль «Дядя Ваня» отмечен петербургской театральной премией «Золотой софит» в 2003 году («Лучшая работа режиссера» и «Лучшая женская роль») и Национальной театральной премией «Золотая маска» в 2004 году («Лучшая работа режиссера» и «Лучшая мужская роль»).

«Стилистика пьесы очень непростая. Мы, конечно же, интересовались социальными мотивами, но не хотели обличать время. Главное — та сложная человеческая ситуация, в которой оказались персонажи. Сталкиваются разные убеждения и страсти, каждый считает себя правым, справедливым, любящим. Самое страшное, когда мы убиваем друг друга ложными представлениями о добре и зле», — пишет о «Московском хоре», обостренной драме из жизни столичной коммунальной квартиры в первые послесталинские годы, режиссер-постановщик спектакля Игорь Коняев.

Спектакль «Московский хор» отмечен петербургской театральной премией «Золотой софит» в 2002 году («Лучший спектакль»), Национальной театральной премией «Золотая маска» в 2003 году («Лучший драматический спектакль большой формы» и «Лучшая женская роль»), Государственной премией России за 2003 год.

Во все времена казанцы проявляли повышенный интерес к гастролерам — и в былые годы, и в новые времена спектакли гостей — драматических и музыкальных театров, а также «антреприз» — проходят при неизменном аншлаге, даже в тех случаях, когда художественная ценность «импорта» сомнительна, а цены на билеты — с несколькими нулями. Петербуржцы верят, что казанцы и гости татарстанской столицы не пропустят приезд, всего на неделю, выдающегося коллектива из Северной Пальмиры.

Труппа, почти в полном составе, прибывает в Казань 31 мая в 22 часа самолетом. На следующий день, в 12.30, художественный руководитель и директор театра Лев Додин, по словам пресс-атташе театра Елены Александровой, встретится с журналистами (предположительно — в конференц-зале Министерства культуры РТ). В тот же день — репетиция первых гастрольных спектаклей на сцене Качаловского театра.

«Наши спектакли идут очень долго: »Братья и сестры« — двадцать три года, »Бесы« — пятнадцать лет. »Звезды на утреннем небе«, пьеса Александра Галина, которая шла во многих театрах, в Казани в том числе, и быстро сошла, у нас идет до сих пор и собирает полные залы, — сказала Intertat.ru Елена Александрова. — Почему наши спектакли живут так долго? В этом долголетии постановок — желание зрителей переживать удачные спектакли. Ответ и в том, как готовятся постановки и как затем поддерживаются, потом что чудес не бывает и любой, самый замечательный спектакль всё равно ветшает. Наши спектакли — репетируются на протяжении их длительной жизни y нас в театре, полностью репетируются на новых площадках, куда мы приезжаем.

И всегда находятся новые нюансы. Спектакль »Братья и сестры« выпускался в 1985 году. Главному исполнителю — ныне народному артисту России, лауреату Государственных премий Петру Семаку было двадцать пять лет, он был чуть старше Мишки Пряслина, тому семнадцать в начале спектакля, и разница была невелика. Петр родился и вырос под Днепропетровском, в колхозе, родители — сельские жители, и он очень хорошо понимал, чувствовал переживания героя, трудности привыкания к городской жизни — в силу своего возраста и происхождения. Сейчас, через двадцать три года, у актера выросли дети, он пережил — вместе со всей страной — Перестройку, некое подобие оттепели, вдохновение от того, что в стране должно начаться, и карточки в Петербурге в девяностые годы. И естественно, как человек творческий, чувствующий, он всё это пропускал через себя, и сейчас его Михаил Пряслин не тот, что был двадцать три года назад, однако это абсолютно современный нам человек, потому что сам Петр Михайлович — современный человек».

«Есть ещё одно обстоятельство, имеющее к этому отношение, — сказала Елена Александрова, развивая тему долгожительства постановок Малого драматического. — Сейчас много спорят о том, нужен ли репертуарный театр и нужен ли театр антрепризный. Спорить можно сколько угодно — истина лежит посередине. Антрепризный театр был в России, это традиция, и были безупречные труппы — например, театр Корша или театр Суворина. Но были и императорские театры — достаточно близкие к репертуарным. И это — наше ноу-хау, то, за что ценят, уважают и любят русский театр за рубежом, то, что дает возможность развиваться театральной традиции, театральной школе, системе Станиславского, дает возможность экспериментировать.

В антрепризу собираются талантливые актеры и талантливый режиссер, они берут гениальную пьесу, договариваются о правилах этой игры и за короткий срок выпускают спектакль. Но такой спектакль долго не живет. Состоявшийся артист — приверженец какой-либо школы, у него есть нравственные ценности — но нет времени поделиться ими с товарищами. В лучшем случае — сговориться о том, как и про что они будут играть этот спектакль.

Наши спектакли делаются иначе, поскольку мы театр репертуарный и потому что большая часть труппы — ученики Льва Додина разных лет выпуска, а те, кто не является формально его учениками, за столько лет работы рядом с ним, участвуя каждый год в его постановках — получили от него достаточно »художественных прививок«.

Отвечая на вопрос, не является ли совмещение должностей художественного руководителя (главного режиссера) и директора театра »узурпацией власти«, Елена Александрова сказала: »В нашем театре пять учеников Льва Додина, окончивших режиссерский факультет, они ставят спектакли, в других постановках играют как артисты. Учитывая то, что Малый драматический театр — Театр Европы, мы встречаемся с европейскими величинами. Была договоренность с итальянским режиссером Джорджо Стрелером о постановке в нашем театре, но Стрелер не дожил до начала работы. Английский режиссер Питер Брук — очень пожилой, он отказался от предложения, хотя он друг нашего театра, и один из первых написал, за ним и Стрелер, что «Братья и сестры» — величайший спектакль двадцатого века. Сейчас есть договоренность с польским режиссером Анджеем Вайдой. Он делает фильм о Катыни, а на нашей сцене Вайда будет ставить польскую классику, и мы с нетерпением ждем встречи с ним. Были опыты с руководителями парижского театра Одеон, сначала с Жоржем Лаводаном, потом с Луисом Паскуаля, — западные пьесы, очень интересные театральные размышления. К сожалению, эти спектакли ушли, — постановки должны репетироваться, поддерживаться«.

На официальном сайте петербургского театра к разным спектаклям даны различные планы зрительного зала. В этой связи, по словам Елены Александровой, »в Казани будут представлены только три спектакля, в нашем театре они идут в Большом зале, на 470 мест, не считая подставленных стульчиков и служебных мест«.

»Зеркало сцены Малого драматического театра похоже на зеркало сцены Качаловского театра, только у нас сцена не такая глубокая, как в казанском театре. Зал Качаловского театра более вытянут, дальше балкон, — продолжила объяснение пресс-атташе. — Наши спектакли по эстетике сделаны так, что зритель имеет возможность видеть глаза артистов. Балет с третьего яруса смотреть можно, драматический спектакль — трудно. В этом смысле зал в Казани нам подходит. Что касается планировки, у нас есть спектакли с усеченным залом, когда внутри нашего зала ставится амфитеатр, получается 250 мест. Это связано с декорационным оформлением некоторых спектаклей. Например, в «Чайке» есть водоем на сцене, поэтому для удобства зрителей делается 250 мест. «Братья и сестры» играются не только на сцене, но и в проходах«.

Отвечая на вопрос, почему среди отечественных городов петербуржцы выбрали для гастролей Казань, Елена Александрова сказала: »По России мы почти не ездим — и это наша беда. Когда вышел спектакль «Братья и сестры», получивший популярность за рубежом, нам стало не хватать отечественного зрителя. Как известно, ни один театр не может ездить по стране сам — мы два раза были на Рождественском фестивале в Новосибирске, и оба раза экономическую сторону брал на себя фестиваль. Тем более трудно вывезти такой спектакль, как «Братья и сестры», где семьдесят восемь человек постановочная бригада, в спектакле заняты восемь детей, помимо артистов.

Есть еще серьезная проблема: в городках Ленинградской области, когда мы считались областным театром, были типовые дворцы культуры, в которых мы могли играть. Сегодня девять из десяти этих клубов закрыты. И по России та же картина. Здания театров ветшают, даже в Казани — крупнейшем культурном центре Поволжья.

Десять лет Лев Додин бился, чтобы найти деньги — и россияне увидели хотя бы спектакль «Братья и сестры». Все были «за», включая федерального министра культуры, но денег не давали. И сейчас это «срослось» — Союз предпринимателей России, Фонд развития спорта и искусства выделили средства, на три года, чтобы мы показали в крупных городах страны этот спектакль. В столицу Татарстана мы едем потому, что Казань — крупнейший театральный центр, с традициями. В Париже мы играли «Братья и сестры» шесть раз — и счастливы, что наконец можем «приехать» в Россию. Театр имени Качалова нам помог, чтобы мы смогли показать еще два спектакля, за те же самые деньги. Это будут полноценные спектакли — «Дядя Ваня» и «Московский хор». Три направления нашего репертуара: наша «Чайка» — «Братья и сестры» и две относительно недавние премьеры, очень интересные и красивые постановки, разнообразно представляющие нашу труппу».

Сергей Саввин, Intertat.ru

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

21 августа 2017 г.
Поиск
 

Например «»


Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы


Информация предоставлена: