История Казани, люди, события

Золото Алмыш-хана

12 апреля 2005
Золото Алмыш-хана

На протяжении столетий безвременно гибнут все, кто прикоснулся к таинственным сокровищам первого булгарского царя. Но, по преданию, часть из них была использована при основании одного из красивейших городов Поволжья, древнего Ошеля, нынешней Казани. Было это без малого тысячу лет назад.

Впервые эта почти детективная история всплыла на свет незадолго до празднования 620-летия Куликовской битвы. В который раз исследуя скудные записи европейских путешественников, ученые наткнулись на мемуары венецианского банкира, некоего Лодовико Мальвази. В конце XIV века Генуя и Венеция кредитовали королей, ханов и эмиров на половине евразийских просторов, и мессир Лодовико вел активные коммерческие операции в Золотой Орде и на Руси.

Получилось так, что за пару лет до Куликовской битвы Мальвази улыбнулась редкостная удача: с одной стороны он получил точные сведения — захвативший власть в Орде темник Мамай готовит карательный поход против непокорной Москвы. А с другой, ему стало известно, где находятся несметные сокровища первого булгарского царя Алмыша, отвоевавшего их у хазар в упорной борьбе за независимость. Правда, поговаривали, что на сокровища Алмыш-хана наложено смертельное заклятие — всякого, кто попытается овладеть ими, ждет безвременная и страшная гибель. Но пронырливый итальянец сразу понял, какую выгоду может извлечь из этой информации — он должен предупредить Великого московского князя Дмитрия о готовящемся татарском нашествии. Если ему открыть, где находится часть булгарских богатств, правитель московитов получит средства для снаряжения еще невиданного общерусского похода против Орды. В случае удачи, после победы над Мамаем, венецианцы смогут навсегда вытеснить своих непримиримых конкурентов, генуэзцев, которым покровительствуют татарские ханы. А заодно и часть сокровищ прихватить удастся...

Древняя Казань и бесславная кончина Святослава

Исследуя воспоминания Мальвази, ученые обнаружили любопытные сведения об основании Казани и походе киевского князя Святослава в Поволжье. Будто бы тюрки-эсегелы, древние основатели Ошеля, еще в самом конце X века сумели перехватить часть хазарских сокровищ у Алмыша — возведенный на хазарском золоте город рос и богател от столетия к столетию. А таинственный поход князя Святослава по бескрайнему периметру хазарских и булгарских владений закончился тем, что князь странным образом растворился в бескрайних степных просторах. После того попал в элементарную ловушку, расставленную ему печенегами у днепровских порогов. Даже то, что печенеги изготовили из черепа Святослава пиршественную чашу, наводило на определенные мистические размышления — словно некие сакральные силы отомстили князю за его попытку овладеть сокровищами хазар...

Плата за победу на Куликовом поле

Неужто венецианец и вправду открыл Дмитрию Донскому тайну богатств Алмыш-хана, недоумевали ученые. Но по всему выходило, что итальянец не лжет: за два года до Куликовской битвы на берегах мало кому известной Вожи будущий победитель Мамая захватил у ордынского мурзы Бегича колоссальные трофеи. Караваны подвод под усиленной охраной свозили их в Москву на протяжении двух месяцев. Странно как у небольшого татарского войска оказались столь неисчислимые богатства... А летом 1380-го стопятидесятитысячная московская рать выступила к берегам Дона и Непрядвы. Из каких средств тощая великокняжеская казна сумела финансировать невиданный доселе поход, осталось для современников тайной.

Дмитрий Донской пережил свою знаменитую победу не надолго. В 1389 году сорокалетний великий князь Московский внезапно скончался от загадочной болезни, скрутившей здорового как бык полководца меньше, чем за две недели. А в далеком венецианском палаццо чуть ли не в один день со внуком Калиты отдал Богу душу банкир Лодовико Мальвази. От страшных мучений не спасли венецианца и корабли с золотом, которые он за несколько лет до своей кончины пригнал к берегам Аппенинского полуострова из далекой Московии...

«Кладоискатели» петровских времен

Новые следы загадочных сокровищ Алмыш-хана ученые обнаружили в более близкие времена. Летели столетья, но легенды о булгарских богатствах шепотом предавались из уст в уста в заброшенных староверских скитах, по крупицам собирали сведения о хазарском золоте мятежные башкирские султаны и усмирявшие непокорных степняков атаманы демидовских ватаг.

Близилась к концу Северная война. Казалось, ничто не может остановить победоносные русские полки, и они вот-вот вступят на землю Швеции. Но шли годы, а победа откладывалась. Российский бюджет был пуст, и царю-реформатору с каждым годом становилось все труднее выкачивать средства из разоренной его собственными преобразованиями страны.

Когда Петру доложили о приезде уральского заводчика Акинфия Демидова, царь удивился. Он знал: в Приуралье полыхает грозное башкиро-татарское восстание, мятежные мурзы едва не взяли Казань, а он был не в состоянии отправить регулярные войска на помощь местным властям, Демидовы мобилизовали на подавление бунта все ресурсы. Им было не до поездок в Петербург. Но коли Акинфий здесь — случилось нечто экстраординарное...

Загадка разрешилась, когда ученые наткнулись на записки английского посла, имевшего при царском дворе свои «глаза и уши». Демидов доложил императору, что бунтовщики разбиты. Десятки пленных мурз просят пощады и уверяют, что готовы открыть царю тайну богатств древнего булгарского царя Алмыша. Акинфий испрашивал у Петра разрешение организовать поисковые экспедиции. Себе бывший тульский кузнец просил только 10 процентов от сокровищ, которые будут найдены, хотя его заводы и так много лет работали на казну задарма и теперь находились на грани разорения.

Из богатых демидовских архивов, сохранившихся в запасниках лондонских библиотек, выяснилось и много иных любопытных фактов. Оказывается, хитрый Акинфий спрашивал царского разрешения лишь для прикрытия — уже снаряженные им «рудные» экспедиции нашли на месте разгрома восставших, под Казанью, следы булгарского клада. Да и другие с Яика и Нижней Волги пустыми не вернулись...

Но отчитываться перед императором было нужно, и через полтора года по Чусовой и по Каме пошли на запад вереницы тяжело груженых барж. Демидовы сплавляли в Питер огромную партию оружия. Но никто кроме хозяев каравана не ведал, что есть на стругах особый, тайный груз. Его день и ночь охраняла личная демидовская стража из крещеных калмыков.

Уже на Ладоге налетел внезапный шторм. Три струга напоролись на камни, но их бросили на мелководье из-за спешки. Никто и не видел, что, когда караван судов скрылся в озерной мгле, с берега к стругам устремились легкие лодки. Несколько часов кряду перевозили по бушующим волнам к заранее подготовленным телегам странного вида ящики. Руководил «спасательными» работами загримированный под голландского купца сын Акинфия Иван...

И Демидовы, и Петр умели хранить тайны. Где именно (под Казанью ли?) уральские заводчики нашли булгарские сокровища, так и осталось тайной. Но вскоре после прихода в Петербург каравана барж вновь отстроенный русский флот выступил в поход к шведским фьордам. А Демидовы столь же внезапно открыли секретные вклады в банках Парижа и Лондона.

Но проклятия Алмыш-хана все-таки сбылись — победитель Карла XII пережил своего врага всего на семь лет. В 1725 году Петр заболел пневмонией и скончался в тяжелых мучениях. Ловкач Акинфий Демидов отправился к праотцам вслед за своим коронованным патроном: спьяну замерз посреди необъятных уральских владений...

На след Алмыш-хана выходят чекисты

Когда после перестройки была открыта часть архивов КГБ, исследователям выяснилось много новых удивительных подробностей. В начале ХХ века зашифрованные демидовские записи попали к одному из будущих создателей всесильного ЧК террористу Якову Блюмкину. И уже в 1921 году из Петрограда отправилась на восток секретная экспедиция. Есть сведения, что поиски, которые финансировал сотрудничавший с ГПУ американский миллионер Хаммер, велись по тем же направлениям, что и демидовские «рудокопные» экспедиции.

На Урале два отряда «исследователей» внезапно исчезли, но в засушливых степях Заволжья в середине 20-х годов начались таинственные раскопки. Старожилы вспоминают: вели их странные «археологи» с полувоенной выправкой, жители соседних деревень были выселены в отдаленные районы, все подъезды к «историческим памятникам» охранялись людьми в форме...

Как и многие организаторы советских спецслужб (и искателей хазарских кладов?) Блюмкин кончил свою жизнь плохо — он был расстрелян в конце тридцатых. Умерла ли вместе с ним тайна сокровищ Алмыш-хана? Точного ответа нет и по сей день. Одно несомненно: при раскопках древних хазарских твердынь Итиля, Саркела и Семендера ученые обнаружили следы поспешного вывоза на север каких-то колоссальных грузов. Сохранились и другие, более поздние отголоски этих событий. В архивах французских спецслужб середины сороковых годов обнаружили записи, что часть французского «уранового» запаса незадолго перед оккупацией была тайно продана в СССР. Советские разведчики расплатились какими-то странными золотыми монетами, идентифицировать которые удалось лишь сотрудникам Лувра: это были хазарские и персидские дирхемы, а также золотые и платиновые слитки, помеченные клеймом хазарских каганов.

Послевоенная судьба бесценных для исторической науки реликвий покрыта мраком. Они могли очутиться как в нацистских хранилищах, так и в закрытых частных коллекциях. А подлинная история «сокровищ Алмыш-хана» волнует сегодня разве что археологов-любителей. Может быть, одна Казань является последним напоминанием о хазарских богатствах, захваченных и заговоренных древним правителем булгар...

Дмитрий Вишневский
(При подготовке материала использованы труды известных историков: Татищева, Ключевского, Соловьева)
«Труд» в Татарстане» 7 апреля 2005 года

 Добавить обзор в избранное     Отправить ссылку другу

Другие новости раздела

 

24 февраля 2018 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Сделать стартовой Добавить в избранное Обратная связь
Разделы